Неофициальный сайт легендарной группы «Ария»

Пресса

Ария: «Нам нравится петь про войну и про кровь»

Кажется, что "АРИЯ" была всегда. Смотришь хит-парады 15-летней давности и между "Я хочу быть с тобой" "Наутилуса" и "Группой Крови" "Кино" обнаруживаешь "Улицу Роз" или "Героя асфальта". Конец 80-х - благословенное было время для патлатых горластых хлопцев, затянутых в кожу и лосины. Где они теперь - Guns'n'Roses, Skid Row, Motley Crue и иже с ними? Если не колесят с гастролями по просторам нашей щедрой Родины, то дают концерты в крохотных барах на 50 человек или записывают никому не нужные альбомы бесконечно старомодных баллад. "Ария" же переживает то, что принято называть "вторым рождением". Ее концерты исправно посещают толпы молодых и очень молодых людей в черных футболках, а стоит песне "Арии" попасть в ротацию "Нашего Радио", как она непременно надолго поселяется на верхних строчках хит-парада и выбить ее оттуда могут только "Король и Шут" и ДДТ. Громкое расставание с голосистым фронтменом Кипеловым "Арию", вопреки прогнозам, не угробило. Как говорил кот Матроскин - "теперь у меня две коровы будут". Кипелов уже конкурирует с "Арией" в чартах с намекающим хитом "Я свободен", а фанаты выясняют, кто теперь круче и слушают на концертах "Арии" и Кипелова практически идентичный репертуар. За исключением "Крещения огнем", конечно. - Кому принадлежит название "Ария"? Беркут: Холстинину и Дубинину. - То есть музыканты могут ротироваться как угодно, но именно эти два человека будут всегда в проекте под названием "Ария"? Дубинин: Музыканты могут ротироваться или не ротироваться, но это название будет все время у нас. Холстинин: Пока мы выдерживали все удары судьбы. - Англоязычная программа - это от желания что-то изменить в выступлении? Дубинин: Нет, нас попросили. Чтобы не выбиваться из общей канвы и доказать, что "Ария" тоже так может. - Насколько сложно было подготовить эту программу? Беркут: Совсем несложно. Мы взяли тексты, дословно перевели их на английский и потом уже сделали сленгообразно, таким образом, чтобы было доступно и понятно то, что я буду петь. - Но публика ведь тут русскоязычная, в чем же смысл этого эксперимента? Дубинин: Для нас? Ни в чем! - Из тех групп, которые сегодня играют с вами в одном концерте (речь идет о фестивале ROkFEST - прим. ред.), кто вам больше всех нравится? Дубинин: Все достаточно ровно. Я могу выделить MASTERPLAN и HELLOWEEN. Беркут: HELLOWEEN. - А с кем бы вам хотелось выступить? Дубинин: Нам все равно. Но больше нравится выступать одним. - Тематика песен исходит от вас или от М. Пушкиной? Дубинин: Все время по-разному. Иногда ее придумывают музыканты, иногда - поэт. Но в конечном итоге это совместное творчество. - Кому, например, принадлежит идея последнего альбома? Дубинин: А идеи как таковой нет, это набор песен. Идея записать альбом принадлежит нам. - А как насчет противостояния язычников и христиан? Дубинин: Почему-то всем так кажется, но на самом деле об этом только одна песня, которую мы выдвинули в заглавие, потому что название песни наиболее хорошо звучит. - У вас почти в каждой песне есть слова "кровь" и "война". Это требование жанра? Дубинин: И "морковь" иногда бывает. - Что-то про морковь ничего припомнить не могу. Дубинин: Нам нравится петь про войну и про кровь, а где война - там кровь. Куда деваться? Мы поем про войну добра со злом. - Вас не напрягает то, что тексты полны нереального пафоса? Дубинин: А мы любим пафос. - Присутствует ли у вас в таком случае чувство самоиронии? Дубинин: По-моему, она сквозит в каждой нашей песне! - Например, в этой фразе "при свечах он танцевал как бог"? Как вообще можно такое петь? Дубинин: Тем не менее, нам как-то удается это делать. Конечно, мы иронизируем. Все наше творчество - это сплошная клоунада. Вам не кажется? - Теперь буду знать. Дубинин: Да, мы так себя позиционируем. - Вы неоднократно жаловались на то, что вас не устраивают некоторые тексты. В таком случае не собираетесь ли вы сотрудничать с кем-нибудь кроме поэтессы Пушкиной? Дубинин: Собираемся. Вы не можете нам кого-нибудь порекомендовать? - Мне казалось, что поэты-песенники должны вас просто одолевать. Например, из фэнов, которые не так давно переводили ваши песни. Дубинин: С фэнами нам не очень хочется общаться. Начнешь сотрудничать - они перестанут покупать продукцию, и мы будем зарабатывать меньше денег. Пускай они лучше покупают диски, а мы будем сотрудничать с поэтами, которые отдельно. Холстинин: У нас нет никаких эксклюзивных контрактов с Пушкиной. Если кто-то напишет стихи, которые нам понравятся, мы с удовольствием их споем. Дубинин Холстинину: А у тебя есть самоирония? Что ты поешь "при свечах как бог"? Холстинин: Да ладно, что вы ерунду парите. - Иногда вы выступаете в цирках, на арене, для вас есть в этом что-нибудь необычное? Холстинин: Я цирки ненавижу. Дубинин: Мы становимся похожи на клоунов. Но нас гонит жажда наживы. Беркут: А у меня очень сильная аллергия на лошадей. Холстинин: И у меня. Беркут: Мы вообще с Володей не можем... Очень тяжело там выступать. - Между двумя последними альбомами у вас был перерыв в пару лет. Собираетесь продолжать в таком же темпе или ускоритесь? Дубинин: Частота в два года нас устраивает. - И о чем будет следующий диск вы не знаете? Холстинин: Нет. - Не так давно вы записывались с симфоническим оркестром. Это предел экспериментов для "Арии"? Дубинин: Это начало, я считаю. На очереди этнические ансамбли, стриптиз-шоу в конце концов. Беркут: Стриптиз на музыке не сказывается. Холстинин: Можно с хором попробовать. Беркут: Хор было бы здорово. Какую-нибудь оральную симфонию. То есть хоральную. Фото: Таня Сазанская


Текст: «Ария» + Октава Неполная
Сайт «РОЛ», 24 октября 2003 года