Неофициальный сайт легендарной группы «Ария»

Пресса

«Ария»: Плачьте о душе

Эй, поклонники "АРИИ", - наши снова в городе! В кромешной темноте в гулкие коридоры и подвалы проникают зомби с перевернутыми крестами, таинственные антихристы, измученные головной болью пилаты, растерзанные нечистой силой чистокровные английские стрелки. Замыкает мрачную процессию гордый всадник с бледным лицом, с запавшими горящими глазами. Это тот, кто отслужит по нашим буйным головам самую чернейшую из всех черных месс на свете... Атас! "АРИЯ" вылезла из глубокого подполья и потребовала свежей крови в обмен на новенький лонг-плэй "Кровь за кровь!". Труден был путь на новую Голгофу творчества. "На кой черт, братцы?" - искушали недруги-лазутчики. Домны встали, шахтеры бастуют, пипл на Газманыче оттягивается, Тема (Артемий Троицкий. - Прим. авт.) каждый божий день с бубнами и колотушками металл хоронит, а вы все туда же!" Но кровь, пот и слезы капали в пиво... Рождались эпохальные рифы, один осколок мелодии тяготел и другому, и вот уже вырисовывалась Глыба нового альбома. Вокруг которой ходил-бродил директор-менеджер "арийцев" Юрий Фишкин и чесал в затылке. При почесывании мозговая часть щелкала костяшками встроенных в нее счетов "выгодно - невыгодно, невыгодно, но годно". Получалось, что выпускать зреющий в "арийских" недрах материал очень даже годно, но только не на "Мелодии" (оттуда обещанного три года ждут!), а в Прибалтике. Студия Московского Дворца молодежи съежилась в ожидании налета "АРИИ": месяц июль был обведен в календаре звукорежиссера Ивана Евдокимова черной рамочкой в виде петли. Для Ванюши лучше смерть, чем хэви-метал! Весь месяц они ходили странно напряженные, боясь расплескать то, что изобрели к моменту записи: Маврин - гениальное гитарное соло в самой длинной вещи ("АРИЯ" верна своей традиции написания этаких эпических полотен в жизнь длиной), Дубинин - свое басовое бу-бу-6у и удивительную по смелости партию бубна в "медляке". Холстинин был нашпигован синтезированными звуками, как палестинский террорист взрывчаткой. Штатный "арийский" стукач Манякин даже по ночам. во сне, искал хай-хэт ("чарлик"). не находил его, родимого, и просыпался в слезах. Кипелов-двоечник, как последний ботан, зубрил слова... Которые у себя на кухне под хрип кабельного телевидения "Хамовники" ("Мэд Макс", "Убийца с четками", "Рэмбо" и т. д.) ковала верная делу "арйцев" до самой гробовой доски мрачноватая Маргарита Пушкина. Готический замок "АРИИ" рос на глазах среди окружающего ее мата, трэша, траха, мордобоя и стафилококка. Обстановка, честно скажу, была непростой. "Дуб" в силу неуравновешенного характера периодически паниковал, Евдокимов то и дело по телефону умолял Пушкину забрать гремящих металлом музыкантов из студии, а те вдыхали в него новую порцию яда хоровым исполнением известной строчки: "Вань, а Вань, гляди, какие клоуны". Художник с необыкновенно русским именем Василий рисовал богохульную обложку с Дьяволом по центру и Иерусалимом с краю. Допев последнюю песню с аэродромной шляг-фразой "Следуй за мной!", "Кипелычъ" никак не хотел закрывать рот - он так разошелся, что был готов петь следующее. еще не написанное. Пока только избранные получили право услышать шедевр, ибо в системе магнитозаписи альбом не появлялся. А те, кто услышал, в экстазе от продукции заметно заматеревших в музыкальном отношении "арийцев", вознеслись над полом сантиметров так на 35. При вознесении звучал настоящий мужской "медляк", о необходимости которого так долго говорили изголодавшиеся по подаркам от "АРИИ" ее преданные фэны. Я сам там был и над полом вознесся тоже. Вот что я вам скажу, братья мои по секретному оружию типа "ХМ": готика, задуманная отцами тяжеляка, пустила у нас свои колючие корни! "АРИЯ" с редкостным пониманием важности момента выполнила все требования далекой эпохи замков, ржавых цепей и приблудных привидений. Мощь, скорость и гармония царствуют на новом альбоме группы, стихи удивительно сочетаются с музыкой. рождая хэви-романтические образы. Дорогая для сердец металлистов тяжесть при этом сохраняется в песнях: "Да хранит вас Бог!", "Зомби", "Не хочешь, не верь мне", "Антихрист"... Такого огня и звона в наших кузницах еще не было.


Арийствовал Айрон МЕЙДЕНОВСКИЙ.
Газета «Московский Комсомолец», 31 октября 1991 года