Неофициальный сайт легендарной группы «Ария»

Пресса

Владимир Холстинин: «Искусство должно быть чистым»

В преддверии фестиваля тяжёлой музыки «Ария-Фест» мы поговорили с лидером и основателем группы «Ария» Владимиром Холстининым о различиях между российскими и западными музыкантами, новом альбоме, Юрии Лозе и многом другом 30 июля в Зеленом театре парка им. Горького пройдет ежегодный фестиваль тяжелой музыки «Ария-Фест», где выступят альтернативщики «Слот», трио«Kruiz», немецкая певица Doro, ну и, конечно же, сама «Ария». В преддверии мероприятия Eclectic поговорил с лидером и основателем группы Владимиром Холстининым о различиях между российскими и западными музыкантами, новом альбоме, Юрии Лозе и многом другом. Владимир, как проходит подготовка к июльскому «Ария-Фесту»? Подготовка идет своим чередом: репетируем песни, которые давно не играли, разрабатываем пиротехническое шоу. Думаю, у нас все получится. Главное, чтобы погода не подвела, все-таки фестиваль будет на улице. Давно «Ария» не использовала пиротехнику! Да, в концертных залах существует множество ограничений, связанных с противопожарной безопасностью. В Зеленом театре с этим, конечно, попроще. Почему в этом году будет два «Ария-Феста»: и летом, и осенью? Нам бы хотелось, чтобы в такой большой стране как Россия, существовал хоть один полноценный фестиваль тяжелой музыки. Проводить его планируем два раза в год. Условно, зимой и летом. Вообще, будет здорово, если «Ария-Фест» постепенно станет неотъемлемой частью нашей культурной жизни. Надеемся, люди будут воспринимать его не как сборный концерт, а как некий праздник со своей историей вроде «Нашествия». «Ария-Фест» существует с 2013 года. Как он изменился с тех пор? Этот вопрос лучше адресовать организаторам мероприятия – концертному агентству «The Motley Concerts». «Ария» выступает, скорее, в роли некой творческой единицы и совещательного голоса — коллектив может влиять на программу фестиваля и тому подобные аспекты. А вообще мы растем и учимся на своих ошибках. На фестивале выступают как отечественные, так и зарубежные группы. Между ними чувствуется какая-либо разница? Нет, конечно. В наш век все играют на одном и том же оборудовании, а любую информацию можно найти в интернете. Это во времена железного занавеса музыканты приходили на концерт западной группы, чтобы посмотреть на фирменные инструменты и, по возможности, перекупить их. Я помню, многие иностранные команды продавали здесь все, включая усилители, и улетали домой налегке. Мы пытались найти для себя что-то стоящее, поскольку в музыкальных магазинах зарубежные товары не продавались, а музыкальная промышленность СССР ничего подходящего не выпускала. Хорошо, с технической составляющей разобрались. А в исполнительском или композиторском мастерстве есть разница? По-моему, разницы никакой. Давным-давно, когда у нас было очень много концертов, мы сталкивались на фестивалях с западными командами, которые удивлялись тому, как четко и слаженно работает «Ария». Дело в том, что наша группа давала примерно сто пятьдесят концертов в год, а иностранцы в несколько раз меньше. Мы привыкли выступать на разных площадках и в разных условиях. У нас больше опыта — вот и весь секрет. Но сегодня российские и зарубежные команды находятся примерно в одинаковых условиях, и особой разницы между ним нет. Одна из главных интриг июльского «Ария-Феста» – воссоединение легендарного трио «Kruiz». Кто автор этой идеи? Идея принадлежит организаторам -«The Motley Concerts». «Kruiz» был яркой, запоминающейся группой. Трио Гаина-Васильев-Ефимов существовало недолго, однако оставило в тяжелой музыке заметный след. Вот и появилась идея группу возродить. Проект соберется на один вечер, хотя я надеюсь, что у ребят все получится, и они поиграют в этом составе еще какое-то время. В любом случае, всем, кто помнит музыку восьмидесятых, будет очень интересно. Почему «Ария» не выступает на заграничных фестивалях вроде «Wacken»? Даже не знаю. Лично я спокойно отношусь к заграничным фестивалям. Конечно, было бы здорово приехать туда и показать, что мы есть. Но это больше подходит начинающим коллективам, которые стремятся завоевать популярность. Нас в молодости никуда из страны не выпускали, поэтому мы работали только в СССР. Впрочем, мне нравится выступать перед нашими слушателями на понятном им языке. Да, приезжая за границу, мы играем на одной сцене с великими музыкантами, однако «Ария» там занимает место во втором или третьем эшелоне. Если начать все с начала, можно было бы сделать англоязычную программу, добиться популярности на Западе и так далее. Но жизнь сложилась иначе. Думаю, наша группа больше нужна тут, в России. Какие у «Арии» планы на будущее кроме фестивалей? Мы работаем в студии, репетируем новые песни. Осенью как всегда поедем в тур. Весной вместе с Ульфом, может быть, сделаем несколько концертов с симфоническим оркестром. Постараемся охватить не только Москву и Питер, но и другие города. Рассматриваете вариант студийной работы с оркестром? Нет, мы выпустили DVD и этим ограничимся. Запись симфонической музыки – не наш формат. Сейчас уже можно сказать, каким будет следующий альбом? Пока что нет. Мы только начали над ним работать. Обычно творческий процесс занимает у нас года два. Я сказал про новые песни к тому, что группа не стоит на месте и не собирается в ближайшее время уходить на пенсию. Можно ли ожидать от «Арии» экспериментов? Мы стараемся развиваться. Кроме того, наши музыкальные вкусы и предпочтения с годами тоже меняются. Но задачи специально кого-то удивить, у группы нет. Нам нравится стиль «Арии», и мы не хотим отказываться от всего, что было раньше. Коллектив играет музыку, которая идет от сердца. Это наш образ жизни. Зачем экспериментировать на старости лет? В интернете появилась следующая информация: «Эксперты из Общественного совета по рекламе Петербурга совместно с представителями Федеральной антимонопольной службы официально рассматривают вопрос о запрете использования на афишах группы «Ария» Жорика, уже более 15 лет являющегося главным героем большей части обложек группы». Что можете сказать по этому поводу? Я об этом не слышал. Вот им делать-то больше нечего! Мне бы их заботы – я тоже с удовольствием просиживал бы штаны за казенные деньги и запрещал какого-нибудь чертика. Завидую ребятам! Хорошо жизнь проводят. Будет, что потомкам рассказать! «Пап, а что ты делал в своей жизни? — Я работал над тем, чтобы запретить пятерым волосатым дуракам использовать на афишах какую-то куклу». Ну, а если это вброс, то шутка получилась хорошая. Владимир, как вы оцениваете скандальные высказывания Юрия Лозы о Led Zeppelin и Rolling Stones? Первая мысль была, что Юрка устроил себе отличный пиар. Не записывая новый альбом и не снимая новый клип, поднял рейтинг на всю страну. Сейчас куда ни глянь, везде только и говорят: «Юрий Лоза! Юрий Лоза!». Теперь по сути его высказывания. Вопрос о том, кто как играет не совсем тактичный. Нельзя оценивать все культурные явления по одним и тем же критериям. Если так поступать, то, например, «Черный квадрат» Малевича нужно немедленно забыть, запретить и вообще выкинуть из жизни. Дескать, что это за искусство вообще? Далеко не каждый станет говорить, что Led Zeppelin или Rolling Stones не умеют играть. Я с трудом представляю, чтобы их коллеги, например, Deep Purple или Pink Floyd выступили с таким заявлением. Я не фанат Led Zeppelin, но многие песни этой группы мне нравятся. В детстве я много их слушал, чему-то учился. Что тут скажешь? Вопрос о владении инструментом всегда субъективный. Есть музыканты, которые играют мало нот, но больше им и не нужно. Любое явление нужно оценивать по принципу «нравится-не нравится», а судить о профессионализме как-то не этично. Если миллионы людей голосуют за эти команды рублем или долларом, то получается все они дураки? Для меня вообще остается загадкой, почему современная молодежь слушает тех же Rolling Stones. Это в наше время было всего несколько групп. А сейчас выбор огромный, но люди до сих пор получают удовольствие от композиций, написанных полвека назад. Может, в этой музыке есть определенная простота, подкупающая слушателя? Да, наверное. Продолжая эту мысль, хочу сказать, что первые альбомы «Арии» мы записывали за месяц и сводили за несколько дней. А теперь работаем над пластинкой годами и не можем сделать ничего похожего на «Герой асфальта». Наверное, тогда присутствовал какой-то особенный дух, благодаря которому песни и получились настолько удачными. Переслушивая старые альбомы, я понимаю, что сейчас играю гораздо лучше. Но смогу ли сыграть интереснее – вот в чем вопрос. Раньше мы гоняли три аккорда, но делали это настолько убедительно, что нам верили. И мы сами свято верили в то, что это и есть настоящая музыка. Сейчас «Ария» очень долго все взвешивает и рассматривает под микроскопом. Задана определенная планка, которой нужно соответствовать. Каждый следующий альбом должен быть лучше предыдущего. По крайней мере, в плане аранжировок и исполнения. Вообще, чем больше у тебя багаж, тем сложнее записывать очередной диск, поскольку музыку приходится регулярно сравнивать. «Ария» неоднократно выступала на байк-шоу «Ночных волков». Сегодня этот мотоклуб неразрывно связан с политикой, а его основатель и президент Александр Залдостанов (Хирург) стал одним из инициаторов создания движения «Антимайдан». Группа планирует сотрудничать с «Ночными волками» в будущем? Сотрудничать группа не планирует. Мы иногда соглашаемся выступить на их мероприятиях, если нас приглашают. Игра в политику нам никогда не нравилась. Для музыкантов проповедовать какие-то лозунги и вставать на сторону определенной партии или группировки не совсем честно. Политика — дело грязное, а искусство должно быть чистым. Приобретать себе аудиторию за счет поддержки некой партии – нечестный прием. Ты можешь лично поддержать какое-либо движение. Но когда весь коллектив начинает воспевать конкретную идею, мне кажется это не правильным. Возможно, я ошибаюсь. Наверняка существуют группы единомышленников с одинаковыми взглядами. В «Арии» пять музыкантов и у каждого есть свои убеждения, из-за чего мы часто спорим. Поэтому когда нам предлагают выступить на откровенно политическом мероприятии, группа отказывается. То есть такие предложения периодически поступают? Конечно! Например, звонили и говорили, что на Васильевском спуске будет шикарный концерт со всеми звездами. Мол, вы нам очень нужны, давайте присоединяйтесь. Группа сразу ответила, что ей это не нужно. Хотя недавно «Ария» играла в Кремле на концерте ко Дню космонавтики. Мы с удовольствием выступили, пусть и не в своей тусовке. Там не было никакой политики, мероприятие было посвящено освоителям космоса. А иногда нас обманывают. Заключаешь с организатором договор якобы на участие в концерте или фестивале, а по приезду обнаруживаешь знамена какой-нибудь нашей замечательной партии. С одной стороны, документы подписаны и отказаться группа не может, но с другой – ты не хочешь выступать под флагами и лозунгами, с которыми не согласен. Такое периодически случается. Какие мысли вы хотели бы донести до поклонников «Арии» в наше противоречивое время? Я всегда стараюсь говорить одно и то же: учитесь думать своей головой. Не надо слепо верить всему, что вам пытаются внушить авторитетные личности из «ящика» или со страниц газет. Старайтесь все подвергать сомнениям. Сомнения – основа познания. Если мы будем тупо верить во что-то, то никогда не сдвинемся вперед. Надо всегда немножко сомневаться. И в своих песнях группа старается не давать готовых рецептов, а рассказывать истории, чтобы человек сам вынес какое-то решение. Для этого, мне кажется, и существует искусство. Раньше вы проводили гитарные семинары. Не планируете возобновить их? Нет, не планирую. Они в свое время были организованы Сергеем Тынку, благодаря которому люди узнали немало полезной информации. Но для того, чтобы регулярно проводить мастер-классы нужно, наверное, создать свою уникальную школу. А мой стиль игры довольно традиционный. Все, что я умею, можно легко найти в интернете, поэтому не считаю себя вправе учить других. На семинарах мы демонстрировали оборудование и рассказывали о его применении на конкретных примерах. Это было такое сотрудничество между брендами и музыкантами. Но уже прошло много лет, и возрождать его не хочется. Владимир, в «арийских» архивах много неизданных песен? Нет! Откуда у нас бонусы? Все, что мы сочинили, нашло отражение в альбомах. Мы не такая группа, что записывает четырнадцать песен, из них выбирает десять, а еще четыре оставляет в загашнике. Бывает, что какая-либо композиция задерживается из-за отсутствия текста или чего-то другого, но потом она обязательно выходит на следующей пластинке. Над каждой вещью мы работаем очень кропотливо, и разбрасываться песнями желания нет. Какая песня для вас самая личная? Таких несколько. Например, «Дальний свет». Есть в ней что-то автобиографичное. И еще, наверное, «Черная легенда». А вообще, я надеюсь, что лучшие песни еще впереди. Фото: Сергей Луканкин, Константин Мошков


Дмитрий Веселов
Журнал Eclectic, 20 июля 2016 года