Неофициальный сайт легендарной группы «Ария»

Пресса

Виталий Дубинин: «По-английски спели лишь однажды — и то ради потехи»

28 апреля в столичном «Крокус Сити Холле» состоится большой концерт группы «Ария» с симфоническим оркестром. В преддверии мероприятия корреспондент «Культуры» пообщался с композитором, бас-гитаристом и бэк-вокалистом прославленной отечественной хэви-метал-команды Виталием Дубининым. культура: Чего ждать поклонникам от предстоящего концерта? Дубинин: Это будет расширенная версия программы, которую мы представляли в конце прошлого года в рамках ставшего уже традиционным мероприятия «Ария-Фест». Постараемся исполнить песни со всех альбомов группы. Получится некая ретроспектива в обрамлении оркестра. культура: Плюс, наверное, несколько новых вещей? Дубинин: Нет, совсем свежие композиции разучить вряд ли успеем — времени-то не так много осталось. К тому же для начала надо новый альбом записать. Работа над ним потихоньку идет, хотя когда именно выйдет диск, сказать не могу. Вообще, создание пластинок у нас обычно проходит в два этапа. На первом каждый из участников группы трудится в одиночку, приносит свои идеи, а потом в результате коллективного обсуждения и музицирования эти наброски постепенно превращаются в готовую композицию. Сейчас мы находимся на начальной стадии: все заняты сочинением эрзацев для будущих вещей. Думаю, вплотную к репетициям и записи приступим после того, как отыграем запланированные концерты и немного отдохнем. культура: Идея концертов рок-коллективов с симфоническими оркестрами родилась не вчера. Но сочиненный в 1969 году Джоном Лордом «Concerto for Group and Orchestra», несмотря на очевидное новаторство подхода, крупной сенсацией все же не стал. К мысли о сотрудничестве с академическими музыкантами рокеры стали активно возвращаться лишь в конце 90-х. И с тех пор кто только не играл таким образом — от Стинга и Кена Хенсли до Scorpions и Metallica. Чем, на Ваш взгляд, вызван всплеск интереса к подобным творческим альянсам? Дубинин: Да, Лорд действительно был первопроходцем, хотя здесь важно правильно расставить акценты. Все-таки Deep Purple играли не свои золотые хиты в оркестровой аранжировке (именно по этому пути пошли упомянутые вами коллективы и музыканты), а написанное специально для разовой акции авторское произведение. Может быть, именно поэтому идея с ходу не прижилась — все новое и, если угодно, революционное с трудом пробивает себе дорогу. Должно было пройти определенное время. Видимо, несколько лет назад музыканты окончательно пришли к выводу, что рок прекрасно сочетается с классикой. В первую очередь именно тяжелый рок — он изначально предполагает некоторую симфоничность, поскольку требует от исполнителей высокого технического уровня и умения делать насыщенные аранжировки. «Ария» впервые поработала с оркестром в 2001-м, и, кстати, это случилось не по инициативе группы. Считали, что для нас достаточно исполнять чистый хэви-метал. Но поступило предложение, от которого сложно было отказаться. Пригласили выступить хедлайнерами на фестивале «Нашествие», сказав примерно следующее: ребята, мы для вас все сделали, прописали оркестровые партии — остается только порепетировать и сыграть. И нам этот опыт очень понравился. Хотя сотрудничать с симфоническими музыкантами на постоянной основе, наверное, излишне. Во-первых, мы все-таки, повторюсь, прежде всего рок-исполнители, а во-вторых, цель не оправдывает средства. Возить с собой оркестр по стране нерентабельно. культура: Как бы Вы оценили состояние современной отечественной рок-сцены? Дубинин: Все мельчает. Для музыкантов моего поколения рок являлся запретным плодом, который, как известно, всегда сладок. Мы были с головой погружены в эту нишу, выуживали информацию о любимых артистах по крупицам, ведь о том, чтобы услышать концерты по радио или увидеть по телевизору, не могло быть и речи. А сегодня все доступно, и ценность данного музыкального направления нивелировалась. Однако огорчаться не стоит, поскольку рок-н-ролл у нас в любом случае не сильно приживается. Массовым культурным явлением он в России никогда не был. Наверное, корни надо искать в особенностях русской души: шансон — не в ругательном понимании этого термина — нам традиционно ближе. культура: Стало быть, рассчитывать на то, что в один прекрасный день какой-нибудь отечественный коллектив или исполнитель будет торжественно введен в Зал славы рок-н-ролла, не приходится? Дубинин: У нынешнего поколения шансов удостоиться подобной чести, на мой взгляд, нет. Да и, откровенно говоря, у «стариков» их не больше. Что такого важного и исключительного мы сделали для развития рок-музыки? Россия, к сожалению, не подарила миру ни одного имени в области популярной культуры, которое было бы известно каждому во всех уголках земного шара. За исключением, возможно, дуэта t.A.T.u — но ему, как вы понимаете, в Зале славы рок-н-ролла делать нечего. У нас с Западом кардинально разные подходы в том, что касается продвижения артиста наверх. Там тобой занимается целый штат профессионалов: начиная от парикмахеров и стилистов и заканчивая звукоинженерами и журналистами. У нас же подобная схема раскрутки находится еще в зародышевом состоянии. Тем более, в области рока. культура: Наверное, не последнюю роль здесь играет вопрос языка: русский рок — понятие, не выходящее за границы нашей страны, в то время как британский рок — термин интернациональный. Кстати, «Ария» никогда не пробовала запеть на английском, дабы упростить себе задачу покорить западный рынок? Дубинин: А мы никогда такой задачи перед собой и не ставили — изначально решили, что будем петь на родном языке. Небольшой флирт с английским у нас был: записали однажды с Кипеловым композицию, однако для чего именно мы это сделали — одному Богу известно. Скорее всего, потехи ради и уж точно не для продвижения на Запад. Всегда рассуждали так: если промоутеры, зная нашу музыку, но при этом отдавая себе отчет в том, что мы поем на русском, тем не менее приглашают выступить — замечательно. А нет — не стоит и рыпаться. Предпочитаем, чтобы принимали такими, какие есть. Подстраиваться под требования, предъявляемые шоу-бизнесом, не хотим. культура: В репертуаре «Арии» есть три официально выпущенные кавер-версии переведенных на русский язык песен иностранных исполнителей: «Return of the Warlord» (Пробил час) группы Manowar, «Going to the Run» (Беспечный Ангел) команды Golden Earring и «Cry for Freedom» (Свобода) из репертуара коллектива White Lion. Все эти композиции так или иначе затрагивают тему байкеров. Случайность или закономерность? Дубинин: Вы о том, насколько глубоко музыканты «Арии» погружены в байкерское течение? Довольно часто выступаем на подобных мероприятиях — таких, как, например, Harley Davidson Party. Но говорить, что мы убежденные байк-ортодоксы по жизни, я бы не стал. Просто так исторически сложилось, что рок-музыканты и байкеры идут рука об руку. культура: Не так давно ваша группа отметила тридцатилетие. Не за горами очередная памятная дата — 30 лет со дня выхода прорывного для «Арии» альбома «Герой асфальта». Отмечать планируете? Дубинин: Да, наверное, что-нибудь придумаем. Хотя к юбилеям нужно относиться с осторожностью, дабы не заездить саму идею. Ведь если праздновать по каждому поводу, это может порядком надоесть. Круглую дату легко пришпилить к чему угодно: скажем, в этом году десять лет такому-то релизу, в следующем — двадцать такому-то концерту и так далее. А порой несколько подобных историй приходятся на один год. И что, каждый раз отмечать? Не хочется превращаться в «группу юбилеев». Возможно, лучшим сценарием празднования стал бы следующий: выпускаем альбом и вспоминаем, что тридцать лет назад свет увидел «Герой асфальта». Таким образом, можно было бы проследить группу в развитии, сравнить, что она представляла собой тогда и чем является сейчас. Не исключено, мы так и поступим. культура: Кстати, о сравнениях. Вы основной композитор в группе. Претерпела ли за тридцать лет сочинительская манера Виталия Дубинина какие-то изменения? Как бы сопоставили собственную творческую походку дня нынешнего с периодом, когда записывали «Игру с огнем», «Кровь за кровь» или того же «Героя асфальта»? Дубинин: Насколько мне известно, профессиональные композиторы, как правило, работают ежедневно по несколько часов. Рассуждая примерно так: с 12.00 до 17.00 буду писать музыку, и не важно, получится у меня в результате сегодня что-то толковое или нет. О нас этого сказать нельзя, мы начинаем сочинять, лишь когда чувствуем: пора работать над очередным альбомом. Основное же отличие современного процесса создания песен от давно минувших дней заключается в проявлении большей индивидуальности. Связано это с тотальной компьютеризацией. Раньше придуманную «рыбу» необходимо было зафиксировать под гитарку на магнитофон, либо срочно показать друзьям — дабы быть уверенным, что она не забудется. А сейчас ты один можешь прикинуть чуть ли не всю аранжировку, поочередно записывая на комп инструментальные партии. Но это не значит, что мы превратились в музыкальных единоличников — базовый подход к работе остался прежним.


Денис БОЧАРОВ
Газета «Культура», 20 апреля 2016 года