Неофициальный сайт легендарной группы «Ария»

Пресса

Солист «Арии»: «Мнение Кипелова для меня загадка»

О том, каково быть третьим вокалистом легендарного коллектива, «ТВР-Панораме» рассказал нынешний лидер группы Михаил Житняков. Новая жизнь - Три года ты поешь в «Арии». Какими они были для тебя, насколько сложно дались все изменения в жизни? - Поменялось все. Ничто в мою жизнь не вносило таких серьезных изменений, как предложение от группы «Ария», которое я принял в 2011 году. Вспоминаю себя до этого: действительно, у меня была своя группа, «Гран-КуражЪ», но это все было на уровне хобби. Если мы и ездили куда-то выступать, то это было в пределах Московской области. На редкие концерты мы выезжали в другие города, но это всегда были гастроли выходного дня. Здесь же сразу надо было ехать в большие затяжные туры, где петь приходилось каждый день по часу, по два. Пришлось мобилизовать свои силы так, чтобы меня хватало на длительные концерты. - Ты имеешь в виду именно вокальную выносливость, или физическую тоже? - И то, и другое. Режим гастролей подразумевает, скажем так, аскетические условия. Не всегда получается спать в гостинице, часто — в автобусе или поезде, поэтому сложности возникают и с физическим тонусом, и с вокальным. Но ребята из группы заботились обо мне, не приставали с вопросами: понимали, что перед концертом мне обязательно нужно выспаться. Через какое-то время я уже научился рассчитывать свои силы, и сейчас все эти условия для меня уже норма. Ничего страшного, если не высплюсь. - Голос не срывал поначалу? - С гордостью могу сказать, что бывало тяжело, но такого, чтобы я сорвал концерт из-за того, что у меня нет голоса, не было ни разу. Так или иначе все концерты за 3,5 года я отпел. - Тебя часто спрашивают, каково тебе петь в группе, где до тебя уже было два вокалиста. Ты учился чему-то у своих предшественников или сделал ставку на то, чтобы найти свой собственный стиль? - Внутреннее желание, конечно же, было привнести в группу что-то свое. Но дело в том, что так или иначе предыдущие вокалисты давали своим голосом жизнь тем песням, которые были записаны в их период. И мне приходилось повторять их манеру именно потому, что так была задумана композиция. Многие могут называть это копированием, но у каждой песни был автор, и, перепевая эту песню, я руководствовался в первую очередь его мнением. С другой стороны, мне всегда очень льстило, когда меня пытались сравнивать с предыдущими вокалистами: и Валерия Кипелова, и Артура Беркута я считаю серьезными вокальными единицами на рок-сцене. -Спустя три года ты ответил себе на вопрос, в чем твоя уникальность как солиста? - Когда я пришел к педагогу по вокалу, первое, что там захотели сделать — сломать мне манеру пения. Дело в том, что техника вокала подразумевает как раз очищение от этой самой манеры. То есть сначала нужно правильно все построить физиологически, и только потом уже пытаться украшать голос. Поначалу это было непривычно, но со временем я в этом стал видеть если не плюсы, то как раз особенность. Потому что два предыдущих вокалиста обладали очень узнаваемым стилем пения, а я не претендовал на оригинальность звучания голоса. Что из этого получилось спустя три года? Естественно, от ежедневных занятий и постоянных затяжных гастролей многие ньюансы мне становятся незаметны. Тут, думаю, правильнее спросить у поклонников, как мой голос менялся на протяжении этого времени, и появилась ли та самая вокальная «фишка». - А Беркут и Кипелов дали какую-то оценку тебе как новому вокалисту «Арии»? - К большому сожалению, возможности пересечься ни с одним из вокалистов так и не случилось — ни на сцене, ни в жизни, вне музыкальной обстановки. Так что их мнение до сих пор остается для меня загадкой. Ни разу не пожалел - До «Арии» ты работал на престижной высокооплачиваемой должности на нефтегазовом предприятии. Финансово жить не стало сложнее? - Для меня это было важным вопросом, но я бы предпочел сделать из этого небольшой секрет. Скажу одно — я за эти три года ни разу не пожалел, что поменял профессию. Несмотря на то что я пять лет проучился в университете нефти и газа, 10 лет проработал по профессии и полностью оправдал свой диплом, в какой-то момент времени мне захотелось перемен. И эта смена престижной работы на более романтическую и непредсказуемую произошла осознанно. - Сожалений не было, а ностальгия не посещала? - Ностальгии нет, я все равно поддерживаю отношения со своими бывшими сослуживцами, с кем-то в большей степени, с кем-то в меньшей. По каким-то вопросам они до сих пор со мной советуются, и это приятно, конечно. - Чем занимаются музыканты твоей бывшей группы после твоего ухода? - Сейчас основатель «Арии» Владимир Холстинин приболел и в какой-то момент понял, что не сможет поехать на несколько запланированных концертов. В группе очень быстро было принято решение о временной замене, и мне было очень приятно, что ребята вспомнили про группу «Гран-КуражЪ» и предложили кандидатуру моего бывшего гитариста Михаила. Мы искренне восхитились, когда Миша за неделю смог полноценно подготовить нашу программу и даже перевыполнить ту задачу, которую мы перед ним поставили. - А что с остальными участниками «Гран-КуражЪ»? - В целом группа на сегодняшний день переживает второе рождение. Для любого коллектива очень болезненной становится ситуация, когда уходит вокалист и на его место приходит другой. Так уж сложилось, что голос, пожалуй, самый информативный инструмент, и поклонники коллектива всегда очень остро переживают такие изменения. В «Гран-КуражЪ» пришел хороший парень с отличным голосом, мы познакомились и даже успели постоять на одной сцене во время последнего «Ария-феста». Группа развивается, и я очень рад, что нам удалось сохранить дружеские отношения, несмотря на моменты, связанные с моим уходом в группу «Ария». - К вопросу о том, что нет более болезненной ситуации для группы, чем смена вокалиста. Заступая на новую должность,ты как-то готовил себя к неизбежному негативу со стороны поклонников и самопровозглашенных критиков? - Я всегда мечтал прикоснуться к легенде. Под легендой я сейчас подразумеваю группу «Ария». Но моих мечтаний всегда хватало лишь на то, чтобы поработать с ними в студии или постоять с ними на одной сцене. Так далеко и высоко я не замахивался, никогда не думал, что однажды я смогу стать ее голосом. Когда мне сделали такое предложение, основной проблемой как раз стал не финансовый вопрос, а именно то, насколько я смогу после двух таких вокальных глыб не снизить их планку. Поэтому, возвращаясь к вопросу, я очень долго мучился и сомневался, но надо отдать должное музыкантам «Арии», они очень быстро вселили в меня уверенность. После первых концертов я постоянно задавал себе вопросы: «Ничего ли я не забыл?», «Все ли я сделал правильно?». Сейчас же я могу себе позволить именно жить на сцене. -Из всего сказанного можно сделать вывод, что тебя больше всего волновали свои собственные оценки и мнение участников «Арии». А как же то, что говорили и писали слушатели и поклонники? - Конечно, мнение ребят было приоритетным, но так уж я устроен — я все равно читал все, что пишут в Интернете, все эти большие потоки информации. Изучал и первую реакцию, и то, как она менялась. Были моменты отчаяния и мысли о том, что я переоценил свои возможности, но мнение людей рядом было определяющим. Я понимал, что они сделали на меня ставку, пошли ва-банк. И я не мог себе позволить опустить руки. Все эти годы и на сегодняшний день я не прекращаю работать над собой, постоянно занимаюсь с вокальным педагогом в свободное от гастролей время. Жена помогла - Как жена отнеслась к кардинальным измениям в твоей жизни? Муж все время приходил вечером домой с работы, а теперь его может не быть месяц, два... - Да, а потом муж возращается и больше месяца сидит дома, и начинаются уже другие проблемы... Шучу, конечно. Безусловно, жену пугали изменения, смущала неизвестность и то, как на меня подействует жизнь в группе с таким высоким статусом, не изменит ли это меня в худшую сторону. У нас был очень серьезный разговор на эту тему, и я тогда сказал, что предложение, которое сделали мне, многие люди ждут всю жизнь и так его и не получают. А я его не ждал и получил, и если я от него откажусь, то буду жалеть об этом всегда, как бы моя жизнь потом успешно ни складывалась. И жена меня услышала и поддержала. Сосны на камнях - Не могу традиционно не спросить про Петрозаводск. Ты был здесь до «Арии»? - Нет, всем своим посещениям этого города, а их было два, я обязан именно группе. Для меня Карелия долгие годы оставалась местом, которое я мог наблюдать в своем любимом фильме «Любовь и голуби». И я всегда хотел приехать сюда. Не конкретно в Петрозаводск, а в Карелию в целом. Первый мой приезд произвел на меня неизгладимое впечатление. Мы попали на фестиваль, который прошел за городом («Воздух. Перезагрузка» прошел на турбазе «Авиаретро». — Прим. авт.). Когда сосны растут на камнях — это очень красиво. Только ради этого сюда стоит приехать. В этот раз нам повезло жить на берегу Онежского озера, и это тоже круто. В силу погодных условий не получилось выехать посмотреть достопримечательности, но вид из окна на Онего дорогого стоит. Фото И. Шмыков.


Наталья Коннова
Газета «ТВР-Панорама», 28 декабря 2014 года