Неофициальный сайт легендарной группы «Ария»

Пресса

В Гомеле выступила группа «Ария»

В начале 80-х, когда с рок-музыкой в советское время всё было крайне сложно, «арийцам» одним из немногих удалось выбраться из каморок ДК на концертные площадки великой и могучей страны. Deep Purple, Guns N’Roses, Scorpions, Black Sabbath, Manowar, Virgin Steele, Savatage покоряли сердца тысяч поклонников на Западе, «Ария» же – наша отечественная легенда хэви-метала, родная и такая понятная. Публика музыкантов любит, с удовольствием ходит на их концерты, подтверждение этому – недавнее выступление «Арии» в ДК железнодорожников, а сами «арийцы» в отличной форме, несмотря на своё музыкальное долголетие – 28 лет на сцене. «Козой» потрясти и получить незабываемое ощущение единства и силы толпы, а также подхватить прекрасный энергетический импульс и эмоционально разрядиться после трудовой недели решила и я. Зал ДК железнодорожников быстро заполнился металлистами, рокерами, компаниями длинноволосых парней в камуфляжных штанах, заправленных в сапоги на высокой шнуровке, и совершенно обычно одетыми людьми разных возрастов. Мне посчастливилось припарковаться в первом ряду, о чём я позже пожалела. Спокойно посидеть и послушать ветеранов русского рока не получилось. А чего я хотела? Это же не концерт в филармонии и не какой-нибудь творческий вечер. На таких мероприя-тиях царит особая атмосфера. Уже на второй композиции сидящие в первых рядах фанаты повскакивали со своих мест и уверенно двинулись к сцене, что-то крича и размахивая перед лицами более спокойных зрителей техникой, предназначение которой – запечатлеть и сохранить на долгие годы выступление любимой группы. Окружённая толпой прыгающих и толкающихся людей, многие из которых были довольно крепкого телосложения, решила отойти и послушать музыку в сторонке. Честно говоря, не совсем понятно, почему для такого концерта выбрали именно зал ДК железнодорожников, который предполагает сидячие места, при этом заведомо зная, что публика на таких выступлениях обычно прыгает и опирается на плечи друг друга. В целом, программа удалась и вряд ли оставила кого-то равнодушным. Сет-лист включал в себя как популярные хиты группы, так и новинки. Часто бывает так, что люди приходят на концерт известного исполнителя, чтобы послушать пару знакомых песен и продержаться оставшуюся часть концерта. С «Арией» ситуация иная – у них каждая песня сопровождалась аплодисментами, а редкие передышки только усиливали ощущение высокого класса, продемонстрированного группой. Собственно, я не очень расстроилась, что общее впечатление от атмосферы концерта было немного подпорчено неусидчивостью фанатов, ведь до выступления группы я встретилась с «арийцами» и получила массу положительных эмоций от общения. – В 2000 году вы уже выступали в Гомельском цирке. Ваш концерт не могли пропустить популярные в нашем городе музыканты из металл-группы Gods Tower, которые в 90-х записали два альбома у вас в студии. Помните ли вы коллег по музыкальному цеху из Беларуси? Владимир Холстинин: – Да, мы были в Гомеле несколько лет назад. Слышали, что именно Гомель является рок-столицей белорусского металла. Группа Gods Tower записала в 1996 году в нашей студии альбом (The Turns) и в 1997 (The Eerie). Также они участвовали в нашем трибьюте. Ребята неплохие и талантливые, наши давние друзья. – В конце 70-х – начале 80-х рынок музыкальных инструментов можно было охарактеризовать одним словом – дефицит. Из всего разнообразия, например, гитар в магазине была «питерская» 6-струнная за 3.50, найти ту же чешскую «Кремону» было чем-то неописуемым и чудесным. Как вы доставали профессиональные инструменты в период дефицита? Владимир Холстинин: – Покупали инструменты по знакомству, как и фирменные джинсы или одежду, за баснословные деньги. В эпоху дефицита в любой области хороший и качественный продукт практически невозможно было приобрести, а ещё сложнее, вообще, найти необходимую вещь. Но мы как-то находили выход из сложившейся ситуации. Максим Удалов: – Я барабанщик, и мне жутко тяжело было достать барабанную установку в то время. Купить фирменные барабаны было просто нереально. Упрашивал знакомых музыкантов, которые часто выезжали за границу. Другие инструменты привезти было легче, а вот с барабанами была беда. Их же, как гитару, не повесишь на плечо. Немногие соглашались помочь привезти инструмент. – Как оцениваете современную рок-сцену? Сейчас, на ваш взгляд, много профессионалов вашего уровня? Владимир Холстинин: – Нам сложно оценивать работу других музыкантов, да и это не очень корректно. Они же наши коллеги по оружию. Критиковать точно не станем, а вот порадоваться успехам талантливых людей можем. Пусть музыкальные критики дают оценку, критикуют либо хвалят. А мы стараемся со всеми быть в хороших отношениях. – Вы уже, можно сказать, динозавры русского металла, скоро тридцать лет, как вы на сцене. В чём секрет такого музыкального долголетия? Владимир Холстинин: – Мы боимся показаться нескромными, может, нам просто удалось достучаться до сердец слушателя и написать песни, которые нравятся людям. Мы играем свою музыку с 85-го года, даже с 84-го, когда она была запрещена, потом разрешена, затем стала непопулярной, а теперь – и вовсе не формат, однако нас слушают. Приятно слышать свои хиты, доносящиеся из автомобилей. В такие моменты понимаешь, что жизнь прожита не зря. Специально мы ничего не делаем, чтобы привлечь новую аудиторию, наверное, нас и любят за искренность. – Что вас заставляет выходить на сцену, несмотря ни на что, снова и снова? Владимир Холстинин: – Конечно же, жажда наживы (смеётся). Простите, а что вас заставляет работать в той или иной профессии? Это наша работа, и нам повезло, что увлечение совпало с делом жизни. – А как вы относитесь к творчеству экс-участников «Арии», которыми образованы многие другие известные группы: «Мастер», «Кипелов», «Маврин», «Артерия», «Артур Беркут»? Виталий Дубинин: – Нормально, а как мы должны к этому относиться? Сказать, что с безразличием, так нет. И сказать, что мы дико им завидуем, тоже нет. Мы ровно относимся к их творчеству, ребята молодцы, что продолжают заниматься музыкой. – Бытовой райдер группы «Ария», кроме дорогого алкоголя и сырокопчёной колбаски в нарезку, содержит какие-то особые предпочтения в виде красной икры или золотых унитазов? Виталий Дубинин: – Нет. У нас всё обычно. Для коллектива должны быть подготовлены две гримёрки, желательно в непосредственной близости от сцены, хорошее освещение в помещении, махровые полотенца, салфетки, электрочайник, во время концерта 10–12 литров минеральной воды без газа в пластиковых бутылках. Максим Удалов: – Ты забыл про джакузи (смеётся). – Чем обусловлено название концертной программы «Всё, что было»? Михаил Житняков: – Название программы выбрано не случайно. Мы попытались убить сразу двух зайцев. В репертуаре группы есть такая песня «Всё, что было», и мы этим названием хотели сказать, что наш тур, в том числе сегодняшний концерт, посвящён тем песням, которые любит и слушает зритель. Поэтому мы играем сегодня всё, что было раньше, и то, за что народ проголосовал в своё время. – Следующий этап «Всё, что будет»? – Если хотите, то почему бы и нет. – Никогда не было желания состричь волосы? Владимир Холстинин: – Зачем? Они скоро сами выпадут. – День 31-го октября празднуете как-то по-особенному? Владимир Холстинин: – А! Хэллоуин? – Не только. В первую очередь, это день рождения вашей группы. – Это так. Двойной праздник для нас. Причём, когда мы запускали первый альбом, никто из нас не думал и даже не знал о существовании такого праздника. В 1985 году какой Хэллоуин? Так случайно совпало. Отмечаем обычно отдельно друг от друга. Мы и так много времени проводим вместе на гастролях в одной комнате, в одной гримёрке, поэтому когда приезжаем в Москву, разбегаемся в разные стороны. Но отмечаем обязательно. – Есть внутри коллектива какие-то табу, запреты, уставы? Владимир Холстинин: – Конечно, дисциплина. Если выезд назначен допустим на 15.45, то в 15.43 все стоят уже на улице. Если кто-то придёт вовремя, на него начнут косо смотреть: мол, «ты чего это в 15.45 пришёл, мы уже две минуты ждём». У нас в группе есть взаимное уважение ко времени друг друга, потому что много выездов, и если каждый раз кто-то будет опаздывать на пять-десять минут, получится, что мы потеряем целые сутки в конце поездки. – Позвольте задать немного философский вопрос. На ваш взгляд, музыка может менять жизнь человека, влиять на судьбу? Владимир Холстинин: – Конечно, и есть даже конкретный пример. Когда-то давно наш лейбл отправил партию пластинок группы «Ария» в Японию для продажи. Один японский школьник купил нашу пластинку, и ему понравилось, что мы делаем. Он долго слушал песни и как-то решил узнать, о чём в них поётся на русском языке. И, как поступают нормальные японские подростки, не долго думая, поехал на учёбу в Москву. Выучил в России русский язык, стал ходить на наши концерты, познакомился с нами, даже поучаствовал в записи одного нашего альбома. После учёбы он получил предложение занять пост главы российско-японской фирмы. Как вы думаете, изменилась его жизнь или нет? Сейчас он приходит на наши концерты в дорогом костюме и очень нам благодарен. – В разные времена творческих людей в той или иной степени поддерживали меценаты. Вашей группе помогают безвозмездной финансовой поддержкой в написании песен, съёмке клипов? Виталий Дубинин: – Нельзя сказать, что нам не помогли в своё время, но сейчас, наверное, особо никто не поддерживает. Есть друг Сергей Шуняев, который очень много сделал для группы, и не только он. За что мы ему признательны. – Михаил, как группа «Гран-куражъ» отреагировала на ваш уход? Михаил Житняков: – Неоднозначно. Но, по словам бывших коллег, они рады, что их участник смог достичь определённого уровня и его пригласили исполнять хиты легендарной группы «Ария». Но, с другой стороны, они понимали, что с потерей вокалиста у них возникнут сложности, как минимум в первое время, с концертной деятельностью. – А как сейчас «Гран-куражъ» поживает? – Они не развалились, продолжают искать вокалиста. Ребята полны желания заниматься и дальше музыкой, и я им желаю удачи. – Многие считают, что классическая «Ария» – это «Ария» с Валерием Кипеловым. Ваши чувства как вокалиста группы это не задевает? И как вы реагируете на то, что ваши голоса постоянно сравнивают? – Могу сказать, что лично меня эта ситуация нисколько не огорчает. Если меня сравнивают с такими мега-профессионалами, как Валерий Кипелов или Артур Беркут, это уже хорошо. – Сложнее исполнять песни, которые были написаны с Кипеловым, или новые, которые записали с вашим приходом? – Те, что записаны только со мной, психологически проще исполнять, потому что удаётся уйти от сравнения. Но, если в целом говорить, то мне приходилось слышать мнения музыкантов, что они не особо-то запаривались, чтобы писать музыку под конкретного вокалиста. Неважно, кто её исполняет, главное делать это качественно.
На вопрос: «Не хотели бы все вокалисты, когда либо участвовавшие в группе «Ария», спеть хиты вместе», – музыканты лишь развели руками: «Вряд ли». Оно и понятно. Ведь чтобы собрать всех вместе, нужен серьёзный повод, такой, к примеру, как 30-летие легендарной группы «Ария», видеть на котором хотелось и всех бывших участников коллектива. Фото Анны ПАЩЕНКО, «ГВ»


Татьяна АНИСОВЕЦ, «ГВ»
Гомельские ведомости, 18 февраля 2013 года