Неофициальный сайт легендарной группы «Ария»

Пресса

Ария еще не спета

Если смена вокалиста в группе «Ария» превратится в традицию — приглашать нового каждые 10 лет, лично меня это пугать не будет. Побольше бы вообще десятилеток в жизни самого известного и популярного российского хеви-метал-коллектива! И свежих альбомов, очередной из которых под названием «Феникс» вышел в октябре! О нем и прочих перипетиях в биографии команды мы и поговорили с ее музыкантами — Виталием Дубининым, Сергеем Поповым и Михаилом Житняковым. Уходя — приходи — После того как Валерий Кипелов почти 10 лет назад покинул группу, поклонники долго привыкали к пришедшему на смену Артуру Беркуту. Года два назад видел по телевизору интервью «арийцев» Виталия Дубинина и Владимира Холстинина, в котором они сказали, что никаких резких движений в отношении лидер–вокалиста не предвидится — все всех устраивает. И вдруг в августе Беркут ушел. Что случилось? Виталий: Мы перестали друг друга устраивать. Так бывает, к сожалению. И выяснилось это во время записи вокала к новому альбому. Сергей: Случилось то, что случилось — у группы новый вокалист, и она начинает новый творческий этап. Я не считаю правильным обсуждать публично все нюансы произошедшего, все равно точки расставить не получится и каждый останется при своем мнении. «Разводы» творческих людей чаще всего происходят по совокупности каких–то причин, трудно выделить единственную и главную. — Артур с непониманием отнесся к такому решению коллектива — уволить его из команды. Хотя и утверждает, что чувствовал сгущающиеся тучи. Вы принимаете упреки в свой адрес, что интригами рок–группа «Ария» иногда напоминает какой–нибудь попсовенький проект, существующий совсем не за счет творчества? Михаил: Не соглашусь. Мне кажется, что как раз творческие разногласия стали причиной расставания «Арии» и Артура. Сергей: Попсовенький? Если кто–то так считает, всегда есть выбор: можно не ходить на концерт и не слушать группу, а если ты музыкант — сделать проект гораздо лучше. — А почему вы остановили свой выбор на Житнякове? Рассматривались еще какие–то кандидатуры вместо Беркута? Виталий: Других не было. Нам нравится, как Михаил поет. Сергей: На данный момент это оптимальный выбор. — Михаил, наверное, тяжело приличному человеку менять того, кто верой и правдой отслужил коллективу без малого 10 лет, кто если уж и не спас «Арию», то согласился подставить ей плечо?.. — Если вы говорите о моральных соображениях в части солидарности Беркуту, то первым моим встречным вопросом на предложение присоединиться к «Арии» был: «А как же Артур?» И услышал: «Уже решено, что альбом с ним записывать мы не будем в любом случае». То есть мне дали понять, что я не вытесняю его из группы. И второй мой вопрос: «Не хотят ли музыканты попробовать еще кого–нибудь?» Из ответа я понял, что иных претендентов нет. — Виталий, когда вас называют «серым кардиналом» «Арии», который может навязать свое мнение, основанное на каких–то личностных эмоциях, а не творческих, «идеологу группы» Владимиру Холстинину и остальным музыкантам, обижаетесь? — Вы верите, что мы руководствуемся не здравым смыслом, а личными симпатиями? Какой кардинал, идеолог? Бред. — Почему упомянул про личное. «Ария» никогда особо не выносила сор из избы, но последний год работы с Кипеловым выдался очень тяжелым? — Я Валерия из группы не выгонял, он так решил, поэтому вопрос лучше задать Кипелову — трудно ли ему было дорабатывать до окончания тура? Феникс, «верблюды» и моськи — Какой бы иной смысл вы ни вкладывали в название новой пластинки «Феникс», все равно его будут воспринимать в свете случившегося. Есть усталость оттого, что не один раз приходилось переформатировать группу? Виталий: И ради бога, пусть воспринимают, отчасти так оно и есть. Но название мы придумали до произошедших событий. А усталости нет, что делать, раз так случилось, надо работать! — Какую композицию из пластинки каждый из вас считает для себя главной, наиболее полно отвечающей его мыслям? Михаил: Мне диск показался достаточно разнообразным, несколько песен стали для меня фаворитами: «История одного убийцы», «Черная легенда», «Аттила». Сергей: У меня на нем нет главной композиции. Виталий: И у меня. Но, естественно, наиболее полно отвечают моим мыслям песни, написанные на мою музыку. — Один из треков пластинки — «Дальний свет». Сейчас начнут вас попрекать тем, что у «Круиза» Валерия Гаины была композиция с аналогичным названием и схожим содержанием. Как будете отбиваться? — А я не собираюсь отбиваться! Пусть дураки думают, что хотят. Умный человек проводить аналогию не станет. Кстати, песен с названием «Феникс» гораздо больше! Даже альбомы с таким названием есть. Сергей: И зачем вообще доказывать кому–то, что ты не верблюд? Михаил: Текст на данную композицию придумывался на готовую музыку, и автор захотел написать ее такой, какой в итоге она и получилась, и нет его вины в том, что песня с таким названием уже существует. В конце концов, русский язык при всем своем многообразии не исключает повторений, и главное, что это совершенно другая композиция. — Теперь о «верблюдах». В недавнем интервью Холстинин очень эмоционально прошелся по тем, кто, не выбирая выражений, комментирует творчество «Арии» в интернете. Я удивился: вы более 25 лет идущий караван, неужели укусы мосек все еще беспокоят? Сергей: Скорее, веселят! Название «Феникс», оказывается, украдено у какой–то российской команды. Никто из нас до этого не слышал о ее существовании. Больше даже удивляет то, что «знатоки» не вспомнили о культовом альбоме группы Grand Funk Railroad, записанном в 1972 году. Еще был Phoenix у Asia и других. В продолжение темы о плагиате — после выхода «арийского» «Армагеддона» я узнал, что песня «Викинг» частями содрана аж у пяти исполнителей! Виталий: Нам нет дела до мосек или «сетевых атлетов». Тявкай, где хочешь, а если пришел к нам в дом — на официальный сайт «Арии» — и хочешь общаться, будь любезен, делай это вежливо! Бонус-трек — Многие песни группы пишутся под впечатлением событий, оставивших след в вашей душе. Возможно, кто–нибудь когда–нибудь посвятит свое произведение пассажирам, погибшим в ярославской авиакатастрофе. Для нас она стала трагедией вдвойне потому, что в самолете разбились наши земляки. Михаил: То, что произошло в Ярославле, не просто черная страница в истории КХЛ, это большая человеческая трагедия, интернациональная. Мои соболезнования родным, близким и всем болельщикам. Виталий: Когда гибнут ни в чем не повинные люди, вопрос национальности для меня не существует! Помните теракт в Беслане? Там русских почти не было, а для меня он останется самым страшным в нашей новейшей истории! — Если бы вам предложили написать песню о Беларуси, в каком ключе она была бы выдержана — баллада, быстрая композиция, инструментал, что–то еще? Сергей: Я бы перенаправил заказ Газманову. Виталий: Можно было бы решить в разных ключах, хотя лучше, чем у Пахмутовой, вряд ли получилось бы.


Автор публикации: Олег КЛИМОВ
Портал «Беларусь Сегодня», 21 октября 2011 года