Неофициальный сайт легендарной группы «Ария»

Пресса

Интервью с группой АРИЯ

Для АРИИ прошедшие двенадцать месяцев были насыщены событиями. Юбилейные концерты, работа в студии, смена вокалиста и, наконец, выход в свет долгожданного "Феникса" – чем не повод пообщаться с группой! И вот погожим сентябрьским вечером мы заехали на студию "Ария рекордс", где Максим Удалов молча колдовал над студийным компьютером, Владимир Холстинин дописывал последнее соло к альбому, изредка отрываясь от гитары, чтобы вставить своё веское слово, а Виталий Дубинин вводил нас в курс последних дел. Виталий, как Вы оцениваете прошедшее концерты к 25-летию группы? Виталий Дубинин: Лично я оцениваю их очень хорошо, потому что удалось сыграть с теми людьми, с которыми мы давно хотели это сделать. Концерты прошли в хорошем фестивальном формате, в таких крупных городах, как Петербург и Екатеринбург, а не только в Москве, как это обычно бывает. Возможно, другим участникам концертов что-то и не понравилось, я слышал такие отзывы, мол, всё было заточено под АРИЮ: и сцена, и задник. Но так и должно было быть – ведь это день рождения АРИИ! Какие сейчас отношения с бывшими коллегами, в свое время достаточно болезненно покинувшими группу? Виталий Дубинин: Мы абсолютно нормально общались, в том числе с теми, с кем я сам думал, что ни в жизнь не буду разговаривать. А встретились, поговорили, и поняли, что делить-то как бы уже и нечего. Все абсолютно нормальные люди. Когда расходишься с музыкантами, начинаешь не то, чтобы выдумывать, а к творческим разногласиям приплетать какие-то бытовые обиды. А с годами это всё забывается. И ты понимаешь, что были когда-то эти музыкальные разногласия, и, слава Богу, что теперь их нет. И на этих людей ты совершенно уже не в обиде. Наверное, было бы хуже, если бы мы продолжали сотрудничать. Поэтому я со всеми остальными общался с энтузиазмом. Мне было очень легко и не приходилось делать каких-то дежурных реверансов. Кстати, на 25-летии было заметно, что вам нравится снова играть с Кипеловым. Виталий Дубинин: Ну да, наверное, это было заметно. Но мы не старались показать, что, вот, мы играем с Беркутом так себе, а вот сейчас выйдет Кипелов, и мы как дадим! Ведь мы с ним редко играем последние девять лет: на 25-летие было всего лишь третье выступление за долгий период. И конечно было приятно играть старые песни с тем вокалистом, который их записывал. Вышел Валера, и сразу вспомнились старые времена, вспомнилось, как тогда было хорошо. Но я не могу сказать, что мне было очень удобно, потому что я отвык от того звучания, которое должно быть на сцене: Валера не использует ин-эйры и влупливает мощность своих мониторов с такой силой, что я не слышал ничего, кроме его голоса. А старые песни поёт он сейчас - это не наезд - довольно-таки вольно обходясь с ритмической частью песен. И порой Валера так затягивал, что я просто боялся куда-то вылететь. Так что, на самом деле, было сложно. Вот вы говорите: "петь старые песни". А не было идеи записать с Кипеловым какую-нибудь новую вещь? Виталий Дубинин: Когда мы делали этот "Ария-фест", то подумали, что неплохо бы было к 25-летию сделать песню, где Беркут и Кипелов поют дуэтом. Мы даже вещь такую написали, и Пушкина придумала текст. Но Валера отказался просто наотрез, мотивируя тем, что "меня поклонники не поймут: у меня альбом еще новый не вышел, а я тут записываюсь с АРИЕЙ". Я считаю, что это никак не связано, но, тем не менее, Валера не изъявил такого желания. Больше мы ему предложений не делали. Кстати, какова дальнейшая судьба этой вещи? Виталий Дубинин: Песня сама такая бодрая и по настроению мажорная. Но с написанным для 25-летия текстом, суть которого сводится к тому, что "несмотря на всё плохое, несмотря на то, что нам много лет, мы всё равно вместе, мы всё равно движемся вперед и делаем свое дело - один там, другие здесь", она выбивалась из остального ряда. Так что, инструментал мы записали, а слова откинули. Рита написала новый текст, но мы пока отложили в сторону и его. Пусть подождёт следующего альбома. По результатам юбилейных концертов не было выпущено никакого официального релиза, но в сети появился так называемый "Народный DVD". Что вы о нём думаете? Виталий Дубинин: Можно только поблагодарить поклонников за это. Чувствуется, что люди подходили к делу с любовью. Единственное, что, конечно, в этом разочаровывает – отсутствие нормального звука, поскольку не писалось с пульта. И недостаточно, конечно, материала, чтобы это было полноценным. Но в целом – очень и очень неплохо. Лет 10 назад о том, что фанаты смогут сделать такой подвиг, фанатский DVD, даже и нельзя было представить. А официального видео не было, потому что питерский 5й канал, поначалу решивший снимать концерт, в последний момент, буквально за неделю, нас обломал, и у нас не было возможности за короткий период времени найти и нанять съемочную группу. Мы хотели как лучше, а получилось как всегда. А каково Ваше мнение о недавно вышедшем трибьюте? Виталий Дубинин: Я был тронут, что столько групп и с таким энтузиазмом кинулось исполнять наши песни. Когда АРИЯ начала работу над новым альбомом? Виталий Дубинин: Мы работали в два присеста. Сначала, ещё до юбилейных концертов, записали первую половину инструментала, включая ту песню, которую мы хотели записать вместе с Кипеловым. Спустя какое-то время – в январе-феврале - записали вторую часть. Так у нас были записаны барабаны, бас и ритм-гитары: ни соло, ни вокала ещё не было. И всё это не прекращая гастролей. К маю всё, что касается инструментала, у нас уже было записано. Коней на переправе не меняют. Но, тем не менее, АРИЯ заменила фронтмена в процессе записи альбома. Как группа дошла до идеи смены вокалиста? Владимир Холстинин: С Артуром мы зашли в некоторый тупик. Альбом не получался. Нас не устраивал результат, и мы пытались найти выход из положения. Очень легко выпустить альбом, который будет хуже предыдущего, что по исполнению, что по замыслу. И нам приходится поддерживать планку, которую мы сами же и подняли, и стараться сделать лучше. А повторы тех же самых приёмов очень быстро надоедает. Но ведь 9 лет вы провели вместе с Беркутом, и всех всё устраивало. Даже народ перестал массово рифмовать "бох" и "лох"… Виталий Дубинин: Записывая "Крещение огнем", Артур говорил: "Ребята, объясняйте, как надо, я буду стараться". И ведь получилось очень хорошо, он даже сделал в "Крещении огнем" больше, чем лично я от него ждал. А в "Армагеддоне" были уже такие моменты: "Я не понимаю, чего вы от меня хотите!". И вопрос петь так, как надо группе, для него уже не стоял. Поэтому мы подумали, что если мы выпустим "Феникс" с ним, то ничего хорошего из этого не получится. А запись альбома с другим певцом даст нам шанс. Я нисколько не умаляю вокальных достоинств Артура и его музыкальности, но мы уже не были вместе. Может быть, ему просто разонравилось работать в АРИИ. Он последние годы всё как-то с другими стремился выступать… Были ли с Беркутом записаны какие-то вещи для нового альбома? Виталий Дубинин: Да, записи остались, но черновые. Пять песен с Беркутом у нас точно есть: две моих, две холстининских и поповская. Две или три песни были спеты целиком. Если бы мы поместили их на альбом, то были бы чистовики. А так – для истории остались. АРИЮ традиционно любят сравнивать с IRON MAIDEN: там умеет человек самолёт водить, здесь умеет; там ушёл вокалист, с которым были записаны все эпохальные альбомы, здесь ушёл; там замена продержалась два альбома, и здесь; тот ушел в свободное плавание, и этот ушёл. И вдруг идёт разрыв шаблона: "Бэйли" ушёл, а "Дикинсон"-то не вернулся… Владимир Холстинин: (смеётся) Так часто бывает. И ничего. Что же нам теперь делать – на пенсию, что ли, уходить?! (смеётся) Были, кстати, такие предложения. Нам их смешно слушать. Последние два года АРИЯ живёт новым альбомом. Там замечательные песни, которые должны были увидеть свет! И что теперь, всё в корзину?! Нет, конечно! Поэтому мы нашли нового вокалиста. Кстати, ваш бывший коллега весной выпустил альбом "Жить вопреки". Останься он в АРИИ, такой его материал вписался бы в то, что сейчас делает группа? Виталий Дубинин: Возможно. То, что Валерий приносит, потом обрастает наработками и идеями других музыкантов, и на выходе получается то, что получается. Если бы он принёс те же песни в АРИЮ, наверное, они бы по-другому звучали. Но я не считаю, что он далеко ушёл от нашего стиля, что его стиль глобально отличается от "арийского". Лично я не слышу серьёзных отличий. Но мне кажется, что сейчас у него аранжировки стали менее мелодичными, стало больше диссонансов. А основа песен вполне бы подошла. А тексты… Я знаю, что в последнее время он хочет, чтобы все песни отражали его внутреннее "я". Это уместно в группе имени себя. Но когда группа такая, как АРИЯ, не надо ограничивать собою круг тем. Сейчас, девять лет спустя, смогли бы вы работать с ним с учётом его сольного опыта, и с учётом вашего опыта работы с другими вокалистами? Виталий Дубинин: Чтобы так говорить, надо попробовать. Мне кажется, что мы смогли бы. В том ключе, как мы работали раньше. Когда все имеют право голоса. Но может быть, мы бы начали репетировать и давать концерты, и я сказал бы: "Ууууу… Зачем мы всё это сделали?!" А как вы вышли на Михаила Житнякова? Виталий Дубинин: Рита Пушкина предложила послушать Михаила. Нам главное было понять, подойдет ли он по тесситуре, диапазону и манере. Михаил пришел, спел какие-то старые арийские песни под наши минусовки. Тогда мы дали ему рыбу на две-три новых песни и велели приходить через несколько дней. Миша пришел, спел, и мы решили записывать альбом. Вот и всё, никаких кастингов. То есть, вы не рассматривали какие-либо иные кандидатуры, кроме Михаила? Виталий Дубинин: Нет. У Житнякова нет особого гастрольного опыта: нечастые концерты в Москве и других городах не в счет. Сможет ли он выдержать напряженный гастрольный график АРИИ? Виталий Дубинин: Так и у Кипелова до АРИИ особого сценического опыта не было. Он работал в ЛЕЙСЯ, ПЕСНЯ и там выходил номером: пел несколько песен. А четыре-пять песен – это же не сольный концерт. И вот человек попал с корабля на бал, в АРИЮ: сперва выступали отделением, а потом сольные концерты, по два в день. Так что, я думаю, с Михаилом всё будет в порядке. Если певец работает в студии 3 часа, и после этого у него с голосом все в порядке, то и дальше будет все хорошо. Никто не застрахован от того, что у вокалиста может что-то случиться с голосом, но, судя по тому, как Михаил поёт, я не думаю, что будут какие-то проблемы. В любом случае, обратной дороги нет. Как вы думаете, как публика будет воспринимать АРИЮ с очередным фронтменом? Прошлая смена вокалиста была воспринята "в штыки" изрядной частью фанатов… Виталий Дубинин: Было такое. Но в этот раз, я думаю, что подобного уже не будет, поскольку с Михаилом и новые, и старые песни зазвучат более "по-арийски". Зато могут начать сравнивать АРИЮ и JUDAS PRIEST. Благо, у Михаила есть большой опыт исполнения "арийских" каверов, как у "Риппера" певшего в пристовской кавер-группе. Виталий Дубинин: В этом смысле, наверное, да, хотя я не большой знаток творчества Риппера Оуэнса. (смеётся) Давайте вернемся к новому альбому. Он планировался длинным, аж 13 песен. Почему в результате осталось только 10? Виталий Дубинин: Действительно, к этому альбому мы записали 13 песен. Но одна из них была Беркута – значит, уже остается 12. Ещё одна песня, которую предполагали для дуэта с Кипеловым, была отложена. Осталось 11… Владимир Холстинин: Появилась идея сделать 11 треков и выпустить 11 числа 11 месяца 11 года. Но потом мы решили, что ждать до ноября – это баловство. (смеётся) А поскольку у одной из моих песен не был доделан текст, её мы тоже отложили. Так на альбоме осталось 10 вещей. Но по звучанию он будет одним из самых длинных наших альбомов – на час. Виталий Дубинин: Если бы мы оставались в прежнем составе, с Беркутом, то можно было бы выпустить "Феникс" и в ноябре, и ещё через пять месяцев, доделав песни и забив диск под завязку. Я, правда, не вижу в таком шаге большого смысла. Поэтому мы записывали 13 песен с расчетом на то, что какие-то песни в альбом не войдут. И, потом, нам нельзя было дальше затягивать с выпуском диска. Ехать на гастроли с новым вокалистом и старой программой - плохо. А если вообще не ехать на гастроли осенью - то ещё хуже. Поэтому мы поставили себе жёсткие рамки – альбом должен быть закончен в сентябре. На "Фениксе" основным автором выступил Виталий Дубинин… Виталий Дубинин: Так получилось. Я нисколько к этому не стремился. Изначально было 4 моих песни, 4 холстининских, две поповских – вроде, всё как обычно. Но по мере того, как шло время, мы написали с Ритой ещё несколько песен, поскольку были кое-какие задумки. В этот раз Пушкина работала очень быстро и продуктивно, поэтому у меня было достаточно готовых вещей. В итоге все 6 вошли на альбом. Не слишком ли много "чёрного" на альбоме: "Чёрный квадрат", "Чёрная легенда"? Виталий Дубинин: (смеётся) Что получилось, то получилось… Вообще, альбом вышел очень мелодичным и лиричным. Это касается как музыки, так и стихов. По-моему, у АРИИ такого альбома ещё не было. Владимир Холстинин: Стиль наш, конечно, не изменился, но и в музыке и в аранжировках появились новые моменты. Так что вы услышите преображённую АРИЮ. Из десяти песен четыре написаны по мотивам известных книг. Чем вызван такой крен в сторону литературных первоисточников? Виталий Дубинин: Темы для "Истории одного убийцы" и "Равновесия сил" предложила Рита. Мне идея очень понравилась. Как она говорит, идеи родились у неё после прослушивания музыки. А почему такая музыка, а не другая, я ответить не могу... Кто в этот раз нарисовал обложку? Виталий Дубинин: Ну, кто у нас может так рисовать? (улыбается) Всё тот же Лео Хао. Почему именно "Союз" выпускает альбом? Виталий Дубинин: Было несколько компаний, готовых взяться за издание "Феникса". "Союз" предложил лучшие условия по срокам выпуска, дистрибьюции и финансам. Хотя главное для нас – не деньги. Можно было тупо напечатать тираж самим, а потом продавать на автограф-сессиях и на концертах. Но это плохой вариант для поклонников – уменьшается возможность приобретения диска. Поэтому мы связываемся с лэйблами, ведь у нас самих нет дистрибьюторской сети, которая есть у крупной компании. А у "Союза" масса филиалов в других регионах, и диск будет везде доступен для наших слушателей. Будет ли какое-нибудь подарочное издание? Ведь уже, к сожалению, прошло то время, когда диск покупали исключительно из-за музыки… Виталий Дубинин: "Союз" хочет выпустить диск на виниле. Возможно, и подарочное издание будет. Нормального переиздания всего старого материала не предвидится? Виталий Дубинин: К нам приходят представители разных фирм: "А давайте выпустим коробку? У вас же никогда не было коробки". Давайте! Но учтите, с правами у нас не очень просто: в АРИИ играло большое количество людей, альбомы выходили на разных лейблах, и чтобы это всё это увязать, надо потратить много времени, договариваясь с людьми, на каких условиях они отдадут. И потом, что такое коробка – это лимитированное издание. Ну, сделают их 1000 штук - это же не ломовые деньги для лэйбла. А возни много. На этот раз АРИЯ просто выложила в сеть "Бои без правил". А если бы всё-таки довелось предварять выход альбома синглом, какая песню на него попала бы? Владимир Холстинин: Если исходить из критериев, что сингл должен быть максимально понятным и демократичным, то я бы выбрал "Дальний свет". Эта песня наиболее соответствует формату сингла: она короткая и достаточно простая для восприятия. Виталий Дубинин: Мы не просто выложили в сеть, а отдали на "Наше Радио" песню, которую оно и выбрало. Они просили быструю песню, и их выбор пал на "Бои...". Хотя я, конечно, хотел бы услышать "Чёрный квадрат", но из-за текста её взять побоялись. Всё-таки владелец "Нашего Радио" - член Совета Федерации! (смеётся) Почему не балладу? Виталий Дубинин: "Реквием" на балладу не похож. Это, скорее, траурная песня, которую если и показывать на радио, то через год после выхода альбома. А сейчас хочется показать другое. И "Наше радио" говорило нам: "Мы ждём от вас боевика!" Давно не выходило книг про АРИЮ. Не было предложений написать ещё? А то "Легенда о динозавре" издавалась ещё в позапрошлую эпоху. Виталий Дубинин: Нам периодически предлагают написать, но кризис носителей переместил подобную литературу в интернет. Рита могла бы написать о нас, но она последние годы очень плотно занимается своими проектами, ей не до того. Лёха Глебов, который долгое время с нами работал, мог бы написать, даже фильм о нас хотел снять, но сейчас он занят совсем другим. Некоторые персонажи показывали нам свои опусы, но мы, почитав первые главы, сказали, что ни в каком виде это издано не будет. А серьёзных предложений не было. В октябре АРИЯ отправляется в тур. Как будет построена новая концертная программа? Владимир Холстинин: Будет пять-шесть новых вещей. Последние годы мы играли меньше песен с прошлого альбома. Когда вышел "Армагеддон", мы играли программу, составленную с упором на песни с него. Но раз за разом объезжая страну, мы постепенно убрали часть из них из сет-листа, сделав программу из лучших песен со всех альбомов. А сейчас вышел новый альбом, и упор будет сделан на "Фениксе". Практика новогодних концертов теперь прекратится? Виталий Дубинин: (смеётся) Наверно, да. Мы потеряли такого артиста-эксцентрика! Мы тоже не скучные люди, но для таких этих новогодних концертов нужен вокалист совершенно определённого плана. Да и, вроде как, все известные хохмы мы уже использовали. В общем, надо, чтобы прошло время. К тому же, в этом году такой новогодний концерт будет неуместен – нам сейчас надо новый альбом продвигать! Так что, приходите на наши концерты!


Интервью - Александр «Alexx-Off» Молодяков и Виталий Куликов
Портал «Тяжёлый металл из России», 03 октября 2011 года